Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

pinchas

Сегодня в Университете Ариэль была церемония закрытия Маса-Ариэль-10

Я редко хожу на церемонии закрытия, но сейчас, ввиду происшедшего холивара, начальство просило прийти и пообщаться со студенческим обществом. (Кстати, на анонимном опросе студентов об интересности и о качестве преподавания я получил, как мне сегодня сообщили, оценку 4,5 из 5, т.е. 90/100. Учитывая, что я по своей природе интеллектуально divider, т.е. у одних слушателей вызываю активную симпатию, а у других столь же явную антипатию, - это, в общем, неплохой показатель). Выступая на церемонии, один из руководителей Масы сказал: "Раньше я должен был долго и нудно объяснять русскоязычным, где я работаю, и что такое вообще программа Маса. А теперь мне достаточно сказать: "Маса-Ариэль, Ася", – и всякий еврейско-русскоязычный человек знает, о чем речь, даже и в  России, потому что плохого пиара не бывает. Ася сделала программе Маса-Ариэль огромную рекламу, и большое ей спасибо за это".

А после этого начальство вдруг - никак мне заранее ничего не сообщив! - говорит: "а теперь у нас выступит самый спорный преподаватель всех времен и народов" - и вызывает на сцену меня. Ну и пришлось говорить полным экспромтом, сочиняя речь пока поднимался на сцену.

Сказал я следующее: Что еврейская традиция учит нас видеть в событиях, которые с нами происходят, одновременно две совершенно раздельные стороны: то, что сделал тот и иной человек – и это его заслуга или вина, его проблемы и его счёты с миром; и совершенно другой вопрос – почему это произошло со мной и что Бог этим хочет мне сказать. Например, если вор у меня что-то украл, то один аспект – это аспект вора (виноват он или же не виноват, и вопрос суда над ним), и совершенно другой аспект – почему Всевышний сделал так, что украли именно у меня. И это мой аспект ситуации, совершенно никак не связанный с вором или его личностью. Этот принцип применяется от маленьких вещей и до самых больших. Например, леhавдиль, Катастрофа: один вопрос это вина немцев или поляков и вообще всей Европы, которая позволила этому осуществиться; но параллельно и другой вопрос – почему это произошло с нами, где мы сами поступили неправильно, где мы допустили непонимание хода истории, и почему так случилось. И этот вопрос: "почему так случилось с нами?" – является совершенно отдельным от вопроса  о том, что немцы или поляки являются виновными. Это просто два совершенно отдельных вопроса. И также - леhавдиль! -человек должен относиться ко всему, что происходит с ним в жизни. Также и в этой истории, которая на этой Масе произошла: с одной стороны, есть споры о том, кто прав, кто не прав, и стремление обосновать свою правоту - и это стремление правильное. Но есть и совершенно другой вопрос – почему это произошло со мной, и чему это меня учит? И именно так мы должны относиться ко всему, что с нами происходит в жизни - и мне бы хотелось, чтобы именно этот урок выучили студенты Масы из всей этой истории.

Не знаю, кто из студентов понял эту идею, но надеюсь, что часть поняла.

Что касается меня самого, то я вывел для себя следующий важный принцип. Я в преподавании стремлюсь всегда втиснуть в лекцию как можно больше интересного и нестандартного, рассказать о вещах пограничных, дать как можно более разноплановую картину. И поэтому, для иллюстрации, я залезаю в области, в которых не являюсь специалистом. Но реально иллюстрация получается плохой и иногда вообще неправильной, а самое главное - студенты все равно не могут всё это воспринять. Поэтому мне нужно выбрасывать из лекций все эти иллюстрации, сконцентрироваться на сути того, что я хочу сказать, и делать лекции гораздо более заостренными, посвященными только главной теме. Все равно, больше студент не съест, а отсутствие постороннего материала поможет сосредоточиться на главном.

Поэтому я должен выкинуть из своей лекции "Религия и наука" вообще всё рассмотрение разных физических, биологических и лингвистических теорий, и вообще в это не залезать. Вместо этого дать тривиальное согласование иудаизма с мэйнстримом космологии (возраст Вселенной) и эволюционизма - что довольно не сложно (про интеграцию эволюционизма и креационизма я уже писал; сейчас я снял этот пост, просто потому, чтобы не отвлекаться от той книги, которую пишу, но через некоторое время займусь этой темой и верну пост на место) - и далее перейти к моделям конструктивного взаимодействия религии и науки, к которым на этом курсе, из-за возникшей бадяги с дарвинизмом, я вообще не успел перейти. А это собственно гораздо интереснее чем проблема согласования. Такое построение лекции будет более воспринимаемо для слушателей, чем попытки дать студентам больше и дополнить лекцию каким-то иллюстративным материалом, в котором я сам разбираюсь недостаточно.

Еще на церемонии было отмечено, что программа Маса чрезвычайно успешная - в течение пары лет после нее репатриируется примерно 30% участников (а репатриация, собственно, и является ее целью). В случае Маса-Ариэль-10 первая репатриантка (уже поменявшая свой статус на ПМЖ) была одна из студенток уже за 2 дня до выпускного вечера - на котором ее с этим все и поздравляли.

Так что итог Маса-Ариэль-10, думаю, вполне неплохой, несмотря на то, что холивар отнял две недели рабочего времени. Постараемся, чтобы это было не напрасно.

ps. Я не закрываю возможность конструктивных комментов к этой записи, но холивар и троллинг будут просто удаляться без предепреждения.
pinchas

С европейским антисемитизмом не все так просто

Израильскому еврею не место в Оксфорде?
11:34 29 Июня 2003

Израильтянину Амиту Дувшани было отказано в праве участвовать в конкурсе на вакансию докторанта на том основании, что он израильтянин и служил в ЦАХАЛе. Амит Дувшани подал свои документы для обучения в аспирантуре Оксфордского университета. Он получил незамедлительный ответ от профессора патологии Эндрю Уилки из института молекулярной медицины awilkie@worf.molbiol.ox.ac.uk.


Уважаемый профессор написал: «Дорогой Амит Дувшани, благодарю Вас за письмо, но не думаю, что это будет иметь продолжение. Я испытываю чувство огромной неловкости от того, что израильтяне до сих пор предъявляют высокие моральные требования в связи с тем, как с ними обращались в период Катастрофы, и при этом сами допускают чудовищные нарушения прав человека в отношении палестинцев, из-за желания палестинцев жить в своей собственной стране.
Collapse )
Пресс-секретарь Оксфордского университета сказал, что «начато незамедлительное и тщательное расследование этого дела», и на исходе текущей недели отчет будет направлен вице-канцлеру, сэру Колину Лукасу. Пресс-секретарь отметил: «Свобода высказываний является одним из фундаментальных прав университетской жизни, но мы ни при каких обстоятельствах не готовы принять или оправдать поведение, направленное на прямую или косвенную дискриминацию человека на почве его этнической принадлежности или гражданства». Он также отметил, что «этот кандидат имеет право подать свое заявление, которое будет рассмотрено в соответствии с нашими нормальными критериями».


Оказавшись объектом расследования, которое грозит ему увольнением, профессор Уилки опубликовал в конце недели заявление, в котором он говорит: «Я признаю свою вину и прошу прощения за огорчение, которое доставил Вам мой e-mail, а также за совершенно недостойное выражение моих собственных чувств в этом документе. Я говорил не от имени Оксфордского университета или каких-либо его отделений. Я полностью принимаю политику равных возможностей и расового равенства Оксфордского университета». Уилки, занявший должность профессора в прошлом месяце, сказал, что «получил хороший урок». Он настаивает, что, несмотря на свои политические убеждения, он «не расист и не антисемит». «Я просто хочу подвести черту под всем этим делом».


В среду глава внешнеполитического ведомства ЕС Хавьер Солана сказал американским конгрессменам, что в Европе антисемитизма нет. Когда американские конгрессмены начали задавать Солане вопросы на эту тему, он безапелляционно ответил: «Антисемитизма нет. В Европе нет волны антисемитизма». На это сенатор-республиканец от штата Флорида Илана Рос-Летинан сказала: «О, это, должно быть, другая Европа».