Пинхас (pinchas) wrote,
Пинхас
pinchas

Categories:

Комментарий к недельному разделу «Ки-Теце»

Дни твои
«Ки-Теце», шестой недельный раздел книги Второзаконие, дает нам заповедь «Если попадется тебе птичье гнездо на дороге, на каком-либо дереве или на земле, и мать сидит на птенцах или на яйцах – то не бери матери вместе с детьми. Отпустить должен ты мать, а детей можешь взять себе, чтобы было тебе хорошо и продлились дни твои» (Втор. 22:6). И об этой заповеди в еврейской традиции существует множество споров.
В древности, когда тексты молитв не были твердо установленными, «шалиах цибур», посланник общины, ведя молитвы от ее имени, мог несколько регулировать текст. Если он вставлял в молитву слова «Пощади нас, как Ты велел пощадить птицу», – то, как говорит Талмуд, ему «затыкают рот», т.е. не дают формулировать молитву от имени общины таким образом. Талмуд подчеркивает, что смысл заповеди не в жалости к птице или к птенцам – птенцов взять можно. Более того, птицу без птенцов тоже можно взять. Речь идет не о сострадании к живым существам, а о чем-то другом – но о чем же? Талмуд не разъясняет этого.
И еще одна странность этой заповеди – почему она связана с «продлением дней»? Вообще обычно заповеди приводятся в Торе без всякого обоснования или указания на награду. К очень немногим исключениям относятся две: отпускание птицы и уважение к родителям; за них дается долголетие.
Об этих двух заповедях Талмуд рассказывает особую историю.
Элиша бен-Абуя (Ахер) был выдающимся мудрецом времени восстания Бар-Кохбы (начало II века н.э.), одним из четырех великих мудрецов, вошедших в Пардес (сад познания сокровенного смысла Торы) в том поколении. Как-то он, сидя около дерева, услышал, как отец попросил сына: «Залезь на высокое дерево и достань мне оттуда птенцов». Молодой человек, поступая по слову отца (заповедь почитания родителей), полез на дерево, не забрал птицу из гнезда, а отогнал ее, взяв только птенцов (заповедь отпускания птицы). За выполнение именно этих заповедей положена долгая жизнь. Но, спускаясь с дерева, он сорвался, упал и погиб. Видя это, Элиша бен-Абуя сделал вывод, что слова и обещания всей Торы неверны и лживы. И поэтому он перестал соблюдать Тору и перешел на сторону римлян – "войдя в Пардес, он стал выкорчевывать насаждения".
Что же явилось настоящей причиной такого поведения? Действительно, как согласовать со словами Торы гибель человека вместо награды – при соблюдении им как раз тех заповедей, которые связаны с долголетием? Долголетие не реализовалось в ситуации, где оно было конкретно обещано Торой – какой же тогда смысл в ее обещаниях?
Далее Талмуд приводит мнение рабби Яакова – мудреца, не вошедшего в Пардес и не столь известного человека, как Ахер. Рабби Яаков сказал, что Элиша бен-Абуя не умел толковать Тору: награда за выполнение заповедей есть только в загробной жизни, а в земном мире она невозможна. Но тогда возникают две странности. Во-первых, в загробной жизни, может быть, души обладают разным статусом – но при чем здесь долголетие? Ведь загробная жизнь и так вечна. Во-вторых, Элиша бен-Абуя вошел в Пардес – следовательно, знал все уровни толкования Торы. Как же он мог "не уметь толковать Тору"?
Ответ заключается в характере эпохи: актуален в ней индивидуальный или общенациональный диалог Бога с человеком. Есть времена, когда индивидуальный диалог силен, а общенациональный распадается. Эпоха диаспоры началась с восстания Бар-Кохбы – именно распад общенационального организма привел еврейский народ к поражению и к изгнанию со своей земли. Диалог Бога с еврейским народом в то время переходил от сочетания общенационального и индивидуального аспектов к чисто индивидуальному. Целостность народа была надломлена изнутри. Поэтому в такое время Элиша бен-Абуя мог толковать заповедь только на уровне отдельного человека и его земной жизни, так как уже не чувствовал общенационального аспекта.
Тора, говоря «ты», очень часто имеет в виду не индивидуума, а евреев в целом. Птица, которую отпускают для продолжения рода, даже взяв у нее птенцов или яйца, обещает долголетие не индивидууму, а народу: «Ты, народ, сможешь долго жить в стране, которую Всевышний дает тебе, если будешь беречь ее природу». Подобная заповедь есть и о деревьях: «Если осаждать будешь город... то не порти деревьев, поднимая на них топор, потому что от них ты ешь, и их не руби; ибо разве дерево полевое это человек, чтобы могло уйти от тебя в крепость? Только дерево, о котором знаешь, что оно не приносит плодов съедобных – его можешь снести и разрубить, чтобы строить осадные башни против города» (Втор. 20:19). Безопасность человеческой жизни также является одной из заповедей: «Когда будешь строить новый дом, то сделай перила на кровле твоей, чтобы не навести тебе крови на дом твой, если упадет кто-нибудь с него» (Втор. 22:8) – хотя мы и так понимаем, что нужно поставить ограду в опасном месте. Т.е. разумные правила поведения становятся заповедями, и смысл "отпускания птицы" – в сохранении экологии, без чего долголетие народа невозможно.
То же касается и долголетия за почитание родителей – оно общенационально, а не индивидуально. Если в народе развито уважение к родителям, то он устойчив и вечен. Таким образом, Элиша бен-Абуя был прав в том, что относил награду за заповеди к Этому миру – но был неправ, пытаясь применить их в индивидуальном плане.
Не только для Элиши бен-Абуя в его эпоху переход от индивидуального мышления к национальному оказался слишком сложным. Любой мудрец, независимо от количества изученных им книг и комментариев, воспитан своим временем и принадлежит ему. Именно поэтому, когда жизнь кардинально изменяется, великие люди часто не находят себе места в ней –они органично вписаны в предыдущий ракурс мира. Подобно крупногабаритным машинам, они, двигаясь с высокой скоростью, могут не справиться с неожиданно крутым поворотом.
Нечто, напоминающее историю Элиши бен-Абуя, к сожалению, происходит в последние сто лет со многими выдающимися раввинами. Они пытаются учить Тору и передавать свои знания теми же способами, как двести или триста лет назад. Но совсем иным содержанием наполнена эпоха восстановления и развития еврейского государства в Эрец Исраэль. Происходящие изменения могут быть адекватно описаны только понятиями нового этапа общенационального диалога Бога с еврейским народом. Осознавать и правильно использовать эти изменения во благо евреев и всего мира – не только дело современных мудрецов Торы, но и наша общая задача.

ejwiki-books.com
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments